~Blackbird
Будет Закадр по Бодхи. Пока не определилась, что буду вешать на сайт, а что нет, так что вывалю все сюда.

По секте:
Пришла к мысли, что сам культ Фонд не разоблачил целиком просто потому, что тот к тому времени уже распался. Во-первых, хозяйка и идейный лидер превратила себя в неподвижный культовый объект. Пока с ней развлекались мясники и она отсутствовала, в секте наступил разброд, который начинался еще до этого по совершенно независимой причине - слишком большому количеству "вобранных" течений и бесконечных споров на тему спорных и несовпадающих моментов. Чтобы секта хорошо функционировала, нужна жесткая структура, непреклонный канон. Эта группировка постоянно находилась в философском поиске. С одной стороны, это позволило ей выйти на Гнилого Господа. С другой стороны, пока идейные лидеры искали, структура развалилась. К тому времени, когда наша Лиза Джерард вернулась, там уже царил хаос в не самом лучшем смысле этого слова. Собрать это все в кучу она не могла, т.к. сама имела дело с новым мистическим опытом, который не совпадал с ее ожиданиями. В итоге с ней осталось "ядерное" течение, которое стало поклоняться уже непосредственно ГГ. Многие ушли, напуганные тем, во что превращались новообращенные "просветленные". В итоге почти никого не осталось, и культ перестал существовать. В какой-то степени Бодхи была даже рада попасть в Фонд - там к ней приводили новых людей, полных отчаяния и сансарического страдания.

По религии:
Есть некое Благо, к которому стремятся адепты, сродни философскому камню алхимиков - высокое духовное бессмертие. Чтобы его достичь, нужно преодолеть несколько стадий.

На первой стадии адепту открывают глаза на бренность всего сущего, показывают аспект распада. Он понимает, что жизнь - это просто вспышка в океане энтропии, и смерть поглощает все. Принимая свою смертность и смерть, он фактически/символически умирает. Далее ему открывается новый горизонт. Оказывается, на смерти все не заканчивается, если правильно умереть. Метафорой этой "правильной смерти" является щель, которую он должен разглядеть между жизнью и смертью. Тут есть два мнения: или он находит ее в момент перехода к смерти (в момент "между", бардо у тибетцев), или уже после прохождения смерти (ибо не познав ее, как он может приступить к третьему аспекту?). На этот счет культисты спорили. Так или иначе, ему открывается аспект умирания. Это вечное пребывание между жизнью и смертью, в освобожденном состоянии. В человеческой культуре оно практически отсутствует, архетипа для него нет. Зато его более чем достаточно в ГГГ.

Собсно, культ связался с ГГГ, полагая, что Гнилой Господь и есть аспект умирания. Насколько эта философия отражает ГГГ, гггнилушкам в общем-то пофик - им главное, что народ к ним валит. Есть вероятность, что, обратившись, адепты получают не совсем то, к чему стремились, но им уже тоже пофик, потому что йаэзлои полностью меняет их психику.

Также считается, что есть еще одна ступень, на которой адепт становится способен объединить в себе все три аспекта. Но если кто-то и достиг ее, мы об этом уже не знаем (хотя некоторые считают, что Отец Основатель был таким существом).

Отдельные комментарии:

1. Жидкость в чаше - не йаэзлои. Йаэзлои не является физической жидкостью, даже на "астральном" плане оно бы проявлялось по-другому. К тому же, настоящее йаэзлои не могло бы конденсироваться от духовного процесса самого человека - оно приходит извне. И уж точно йаэзлои не стекло бы на пол вагона. Другое дело, что в водичке этой отражено йаэзлой, одно из проявление которого - свет.

2. "Он-н-на подглядывает". Просто прочитайте вслух. А потом загляните вот сюда. Да, Бодхи - работа Онны. И Онна дала ей свои глаза. Сама Бодхи ими не видит, зато Онна видит предостаточно. Как этот, так и тот свет. Что приводит ее в восторг.

Немного психоанализа:
Все больше задумываюсь о фрейдистском значении фразы

“И в сердце горы отыскал он два столпа высоких, и щель меж ними была не толще волоса.”

Аленов в рассказе говорит:

“А может быть, это бьётся вокруг меня сердце Великой Чёрной Матери: сегодня она открыла передо мной двери, из которых я вышел…“


(вспоминаем Наутилус)

Если культисты используют образ Кали, Великой Чёрной Матери, то смерть вполне может идентифицироваться с женским началом. В книге “Символы трансформации” Юнг пишет о том, мифах часто повторяется сюжет возвращения в материнскую утробу. Это символизирует процесс духовного “окукливания” с дальнейшим перерождением. Чтобы пережить духовное перерождение, тебе надо буквально родиться заново, войдя и выйдя из материнского чрева. Все это сопровождается символической смертью. Смерть принимает адептов в свою утробу, чтобы выпустить в новом качестве. Так что метафора влагалища тут очень даже уместна.